Меню Рубрики

Рубрика «Лекции»

Эскиз 6. О различии знаковой структуры и семиотического воздействия: [вова, факты!!!]

В лингвистической (и в целом семиотической) теории знаковая структура зачастую понимается как носитель значения. Однако в естественном коммуникативном (в том числе словосодержащем) процессе производятся и понимаются более сложные единицы — семиотические воздействия (на основе акционального когнитивно-эмоционального состояния актора). В эскизе для иллюстрации зазора между знаком и воздействием разбирается пример семиотического воздействия с использованием вербальных знаков …

А.В. Вдовиченко. Семиотическое (воз)действие и возможности искусственного интеллекта: условный «тест Тьюринга» как тестирование испытателя. Выступление на Международной конференции «Лингвистический форум 2020: Язык и искусственный интеллект», Москва, ИЯз РАН, 12 ноября 2020

Знаками пользуется как естественный интеллект (ЕИ), так и искусственный интеллект (ИИ). Правильное употребление знаков в обоих случаях часто воспринимается как критерий правильного мышления (тест Тьюринга для ИИ). Принципом работы ИИ является алгоритм (в том числе генетический алгоритм в самообучающихся нейронных сетях). Вербальный язык как систему смысло-формальных единиц (знаков), используемый ЕИ,  можно также уподобить алгоритму (что …

Эскиз 5. Понимается воздействие семиотического актора, или Как отчасти оправдать «идиотизм» спецагентов, пытавшихся убить (отравить) Алексея Навального

Чтобы дезавуировать историю, связанную с попыткой убийства (отравления) Алексея Навального, зачастую используется довод, что среди агентов ФСБ не могут оказаться такие «говорливые простофили» (идиоты), как К. Кудрявцев, рассказавший по телефону самому А.Навальному о своей «работе по трусам» в ходе спецоперации. В предлагаемом эскизе привлекается внимание к коммуникативным взаимодействиям, сопутствующим истории разоблачения киллеров. Спецагентов можно оправдать …

А.В. Вдовиченко. Prolegomena коммуникативной модели в трудах Ю.С. Степанова: о «сопливой» лингвистике. Выступление на конференции «В трехмерном пространстве языка» памяти Ю.С. Степанова, 1 октября 2020, ИЯз РАН

В том, что Ю.С. Степанов некогда назвал лингвистику (лингвосемиотику) «сопливой», следует, вероятно, видеть переживаемое им ощущение детскости, забавности, несерьезности, возникающее при виде структуралистской игры в кубики: предметным элементам словосодержащего семиотического процесса (словам, словосочетаниям, звукам, предложениям и пр.) приписываются автономные смысловые валентности, как цвет у предмета. Вместо игры в кубики слов, коммуникативная модель констатирует невозможность независимой …

А.Вдовиченко. Лекция 2. Аристотель о языке. Санкционирование логической и количественной парадигмы вербального процесса

В лекции (части 1, 2 и 3) отмечаются несколько принципиальных позиций Аристотеля, оправдывающих логический и количественный подход к интерпретации феноменов языка: соединение мысли и слова (отождествление когнитивного и словосодержащего семиотического процессов); отражательное, или констатирующее, понимание суждения; автономность существования объектов («подлежащих»), первой и второй сущностей, видов и родов. Разбираются уязвимости такого подхода с точки зрения коммуникативной …

А. Вдовиченко. Лекция 1. Платон о «языке». Спонтанные способы осмысления вербального процесса

В лекции с точки зрения коммуникативной модели представлены воззрения Платона на вербальный процесс, насколько можно судить о них по диалогу «Кратил». Выделяется несколько принципиальных позиций, характерных для предметного (знакоцентричного) взгляда на «язык», понимаемый Платоном как употребление самозначных слов.

А.Вдовиченко. Эскиз 4. Режим сознания и слова языка: как понимать «сибирское пальто»

На нескольких примерах демонстрируется, что производить смыслообразование (порождаться и пониматься) может только коммуникативное (семиотическое) воздействие на основе режима сознания семиотического актора, а не вербальные единицы.

А.Вдовиченко. Эскиз 3. «Мысль» и «слово», разделенные в эксперименте

Соотношение когнитивного и знакового процессов, или «мысли» и «слова», представляется важным для определения теоретических оснований коммуникативной модели. Знаки необходимы для выхода в семиотическое пространство, включены в целостное семиотическое (воз)действие, в рамках которого могут быть интерпретированы. В мыслительном процессе (когниции) не присутствуют знаки. Нахождение и использование знаковых (в том числе вербальных) клише для использования в комплексном …

А. Вдовиченко. Эскиз 2. О манипулировании понятием «язык»: казус актера Безрукова

Попытки видеть в понятии «язык» эффективный концептуальный инструмент, приписать этому конструкту автономное (интеллектуальное, ценностное и пр.) содержание открывают возможности для манипуляции. Наоборот, реалистичная позиция коммуникативной модели (отсутствие в языке автономной референции, мысли, ценностей, то есть семиотического актора — источника смыслообразования) позволяют адресату избежать подвешивания на риторический крюк.

А.В. Вдовиченко. Эскиз 1. О коммуникативной типологии: орфография, речевка, иероглиф

Вместо знания языка (грамматики и словаря) в сознании естественного «носителя» присутствует коммуникативная типология — способность представлять и реализовывать семиотические воздействия различными способами (в том числе с вовлечением слов). Фонетические комплексы (слова) всегда входят в состав известных «носителю языка» коммуникативных действий.